Главная Происшествия Кастрация за измену: юристы прокомментировали резонансную новость

Кастрация за измену: юристы прокомментировали резонансную новость

63
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Кастрация за измену: юристы прокомментировали резонансную новость

С 30 января в мессенджерах и соцсетях активно распространяют постановление об аресте женщины, подозреваемой в нанесении увечий своему парню. Позже появились и фото фигурантов дела. Кто-то даже сообщает, что распространяют изображения травмированных органов потерпевшего. Общественность бурно обсуждает случившееся. Юристы же озвучили другую сторону этой ситуации, передает Zakon.kz.

Распространяемое постановление суда №2 Есильского района Астаны подхватили и СМИ, однако, и понятно почему, ни одно не назвало имен потерпевшего и подозреваемой, подробности преступления также были опущены. Однако в соцсетях и мессенджерах документ распространяют в его изначальном виде. С юридической точки зрения — это преступление.

Так, юрист Олег Чернов на своей странице в Facebook написал, что речь идет о распространении сведений, относящихся к личной тайне, и за это предусмотрена уголовная ответственность — статья 147 УК РК. Диагноз, выставленный потерпевшему в больнице, и указанный в постановлении, также охраняется врачебной тайной.

«Согласно вводной части постановления следственного судьи Районного суда №2 Есильского района города Астаны Дуйсембиева К.К. в судебном заседании находились 6 человек, а именно: судья, секретарь судебного заседания, прокурор, следователь, подозреваемая и адвокат подозреваемой. Вот, собственно, тот небольшой круг лиц, первыми получившие судебный акт, и у кого он был в наличии. Статьей 201 УПК предусмотрено, что данные досудебного расследования не подлежат разглашению, о чем у участников уголовного процесса отбирается соответствующая подписка. Следует отметить, что постановления следственного судьи не имеются в открытом доступе, т. е. ни в банке судебных актов, ни в ИС «Судебный кабинет» их нет. Таким образом, только один из вышеупомянутых мог начать неправомерное, а равно незаконное распространение судебного акта», — отметил Олег Чернов.

По мнению юриста, ДВД Астаны должен был отреагировать на произошедшее не ссылкой на ст.201 УПК РК (Недопустимость разглашения данных досудебного расследования), а иначе.

«…поскольку мы говорим о совершенном преступлении, а именно — распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия, т.е. должно быть начато досудебное расследование по факту нарушения неприкосновенности частной жизни. И, безусловно, виновные должны понести соответствующее наказание», — считает Чернов.

О том, насколько реально привлечь к ответственности человека, распространившего постановление, и некоторых нюансах юридической стороны произошедшего рассказала адвокат Алма Мусина.

«Распространение постановления следственного судьи по делу об умышленном причинении женщиной мужчине тяжкого вреда здоровью – попытке кастрации, конечно, вызывает негативную реакцию общества, поскольку это касается интимных сведений потерпевшего лица. С юридической точки зрения, постановление следственного судьи выносится в рамках досудебного расследования и согласно требованиям ст.201 УПК РК данные досудебного расследования не подлежат разглашению. Они могут быть преданы гласности только с разрешения прокурора в том объеме, в каком им будет признано это возможным, если это не противоречит интересам расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов других лиц», — отметила адвокат.

Но, по ее словам, привлечь к ответственности за разглашение данных досудебного производства не представляется возможным, если участники уголовного процесса не были предупреждены о недопустимости их разглашения.

«Как известно, ст.423 УК РК предусмотрена уголовная ответственность за разглашение данных досудебного производства, но в тех случаях, когда лицо предупреждено о такой ответственности путем отбирания с него подписки с предупреждением об ответственности. Именно на лице, осуществляющем досудебное расследование, лежит ответственность по предупреждению участников процесса (в том числе и адвокатов) о недопустимости разглашения без разрешения имеющихся в деле сведений», — пояснила адвокат.

То есть, следователь должен был взять подписку с участников процесса о недопустимости разглашения данных досудебного производства, а затем направить дело следственному судье. Без подписки о не разглашении говорить о какой-либо ответственности невозможно.

«А если сведения распространены адвокатом, то адвокат, конечно, нарушает требования ст.15 закона «Об адвокатской деятельности», так как обязан хранить в тайне сведения, ставшие ему известными в связи с оказанием юридической помощи, и не разглашать их без согласия лица, обратившегося за помощью», — резюмировала Мусина.

В пресс-службе суда Астаны отказались что-либо сообщать по поводу того, проводится ли проверка после случившегося. В ДВД Астаны направлен соответствующий запрос.